Фоторассказ Тони Мендоса Tony Mendoza | Фотоштаб - интернет-журнал с фотографиями

Моя бабушка Отрин очень счастливо прожила вместе с моим дедом 51 год. Они встретились, когда ей было шестнадцать. Однажды дедушка пригласил ее на танец, она согласилась, они разговаривали совсем мало, но он ей понравился. На следующий день Отрин получила тележку с орхидеями и сразу решила, что они поженятся. Они никогда при мне не ссорились. На этой фотографии Отрин 86 лет, и к этому возрасту она сохранила острый ум и прекрасное здоровье. Я даже предложил ей написать книгу, посвященную ее образу жизни, эта фотография могла бы стать обложкой. Мы точно заработали бы кучу денег. Но она ответила: «Да я за всю свою жизнь никогда не занималась спортом, мое любимое блюдо — это жареная свинина, а еще я люблю все соленое».

Фоторассказ Тони Мендоса

Американский фотограф Тони Мендоса (Tony Mendoza) рассказывает о своей жизни с помощью фотографий и развернутых комментариев к ним.
.


Фоторассказ Тони Мендоса
Моя мама вела дневники про всех своих пятерых детей. Она записываласамое интересное, что происходило в моей жизни: раз в неделю до того, как мне исполнился год, и раз в месяц, пока мне не исполнилось восемь. Она наняла профессионального фотографа, который ежемесячно приходил к нам домой и фотографировал эти дневники. На одной из страниц моего дневника приклеена зеленая фишка для игры Пачиси (Parcheesi), которую я проглотил, когда мне было 5 лет.

Фоторассказ Тони Мендоса
Ceстры Йейе — Магда, Тота и Манана — вечно заставляли меня нервничать. Каждый раз, когда я их видел, они смеялись. Я не хотел разговаривать с ними, потому что боялся показаться смешным.

Фоторассказ Тони Мендоса
В 1973 году я решил покончить с работой архитектора и стать свободным художником. Я ненавидел ходить на работу каждый день, а особенно то, что мне приходилось вставать в 7 утра. Потом я весь день зевал и чувствовал себя уставшим. Я был убежден, что рано вставать — противоестественно, и что будильник укорачивает мою жизнь. В свой последний рабочий день я пошел к Бостонской бухте и выбросил будильник в воду.

Фоторассказ Тони Мендоса
Я 9 лет жил в одном доме с 12 людьми. Мы познакомились на одном семинаре и через год решили купить на всех один большой дом. Поначалу мы еженедельно устраивали совещания, на которых обсуждали наши взаимоотношения. Наверное, нам редко удавалось достичь абсолютной честности, к которой мы стремились, но зато у нас отлично получалось веселиться. Мы сделали большую сауну, регулярно ею пользовались, затевали праздничные ужины, на которые приглашались разные повара. И мы шутили, что если хотим увидеть кого-то голым, то должны просто пригласить его или ее на ужин.

Фоторассказ Тони Мендоса
Мы с Энн в то время встречались. Мы считали, что нам не свойственны чувства собственности или ревности и получали удовольствие от наших отношений в течение двух лет. Но когда мы расстались, то решили, что нам будет слишком трудно оставаться жить в этом доме и справляться с теми сложными чувствами, которые будут вызывать у нас новые возлюбленные. Энн увлеклась Марком, который жил вместе с нами. Меня начала душить ревность.

Фоторассказ Тони Мендоса
До того как стать архитектором, я 5 лет учился в частной школе, 4 года в колледже и 3 года в аспирантуре. В 1973 году, через 5 лет после окончания учебы, я бросил архитектуру и стал фотографом. В течение следующих 7 лет я не зарабатывал больше 8000 долларов в год. В 1977 году пришло время выплачивать долги за обучение в колледже. Кроме того, я задолжал своему банку. Через некоторое время терпение моих кредиторов подошло к концу, и они начали обращаться в коллекторские агенства, которые выбивают долги. Получив тучу угрожающих писем, я вежливо сообщил каждому из своих кредиторов, что я стал художником, так что меня можно считать банкротом. Но письма с угрозами продолжались. В конце концов я отправил каждому коллаж, сделанный из их же писем и серии фотографий, на которыx я ем банан. Больше я о них никогда не слышал.

Фоторассказ Тони Мендоса
В Нью-Йорке я встретил Эрни. Я отозвался на объявление Нэнси, художницы, которая хотела сдать кому-нибудь чердак своего дома в районе Трайбек. Я переехал, и Эрни, ее кот, сразу стал моей любимой моделью. Через два года я напечатал лучшие кадры Эрни из 10 тысяч отснятых пленок и с уверенностью, что книга готова, поехал общаться с нью-йоркскими издателями. В течение следующего года я получил 30 отказов. Многие говорили, что о котах и так издано слишком много книг. Но я настаивал на том, что моя книга не такая, как другие. Некоторые издатели говорили, что Эрни недостаточно симпатичный. Потом я прочел статью о Клибане, человеке который издал книгу рисунков о коте. Ему было отказано 37 раз, а потом его книга разошлась миллионным тиражом. Вдохновленный этой историей, я начал рассылать фотографии Эрни маленьким издательствам. Наконец-то одно из них взялось напечатать мою книгу. За первые полгода ее переиздали 3 раза.

Фоторассказ Тони Мендоса
Мой отец был бизнесменом и его очень расстраивал тот образ жизни, который я веду, а также моя финансовая безответственность, неудачные попытки жениться и завести семью. А еще он ничего не понимал в искусстве. В начале 70-х он восхищался Ричардом Никсоном, я же считал этого политика эмоционально неуравновешенным человеком. Когда я приезжал к родителям, мы с отцом заводили спокойный разговор, но чем дольше он продолжался (и чем больше мы успевали выпить), тем менее спокойным он становился: мы, к примеру, начинали обсуждать Уотергейт. В конце концов, дискуссия превращалась в соревнование, победителем которого становился обладатель более громкого голоса.

Фоторассказ Тони Мендоса
В Нью-Йорке я охотно соглашался фотографировать свадьбы. Мне нравилось видеть влюбленных людей, наблюдать за ними и надеяться, что когда-нибудь и я смогу посмотреть на другого человека и сказать: «Да, я хочу быть с ним в течение следующих 40 лет».

Фоторассказ Тони Мендоса
Мне всегда нравилась сама идея семьи, но я долго чувствовал, что не готов завести ее. Но когда мне исполнилось 42 года, я понял, что уже не могу оставаться в одиночестве.

Фоторассказ Тони Мендоса
В 1968 году родители приехали в Бостон на мой выпускной в архитектурной школе. Вечером отец, который очень любил лобстеров, хотел пойти отпраздновать это событие в каком-нибудь бостонском ресторане. Мы заказали столик, но официант отказался нас обслуживать, потому что на мне не было галстука. Незадолго до этого я решил, что галстук — это буржуазный символ. Мой отец в ярости начал кричать на меня и на официанта. Несмотря на ту историю, я до 1983 года ни разу не надевал галстук. Но однажды меня пригласили на свадьбу, мне пришлось одолжить белый костюм, рубашку и галстук. Когда я увидел себя в зеркале, то вдруг почувствовал себя состоятельным и красивым человеком. И в тот вечер я заметил, что женщины часто на меня смотрят. После этого я стал носить костюмы и галстуки.

Фоторассказ Тони Мендоса
Сначала мне не хотелось носить обручальное кольцо — по большей части из-за того, что я никогда не носил колец и ничего не понимал в драгоценностях, — но моя жена Кармен на этом настаивала, и я согласился. В конце концов, мне даже стало нравиться обручальное кольцо: оно напоминало мне о новом статусе женатого и «взрослого» человека. Особенно мне нравилось постукивать кольцом о крышу машины, в такт кубинской музыке. Через два месяца после свадьбы мы с Кармен поехали купаться. Когда мы возвращались, я начал постукивать по крыше и понял, что кольца нет. На следующий день, рано утром, пока вода была прозрачной, мы вернулись на пляж. Попытки найти кольцо в воде, которая доходила нам до груди, казались безнадежными, и мы бросили поиски. Через месяц на этом же пляже мы увидели человека в воде с металлоискателем. Кармен решила дать ему наш номер телефона на тот случай, если он найдет кольцо. Он позвонил той же ночью.

Фоторассказ Тони Мендоса
После свадьбы я понял, что быть свободным художником больше невозможно. Сын Кармен Алекс должен был лечь на 3 дня в больницу, а у меня не было страховки. Я начал искать постоянную работу и нашел место преподавателя фотографии. Меня спросили, могу ли я преподавать сенситометрию. Я ответил: «Конечно!» А после собеседования бросился в библиотеку выяснять, что это такое.

Фоторассказ Тони Мендоса
Лидия — мой первый ребенок. Она родилась, когда мне было 47 лет. Я понял, что ждал этого слишком долго. Когда я пытался сфотографироваться с ней, держа ее на руках, она все время получалась не в фокусе.

Фоторассказ Тони Мендоса
Слева: Хэллоуин, 1992 год. Лидия, которой только что исполнилось три года, хотела быть невестой. Это был ее первый костюм. В течение следующих 10 лет Лидия заранее сообщала Кармен, какой костюм она хочет. Ей никогда не хотелось быть чудовищем. Она все время хотела быть сильной или красивой женщиной. Справа: Хэллоуин, 2000 год. Лидия захотела быть Одри Хепберн.

Возможно, вам будет интересно:
- Руки, которые…
- История алкоголика с красным дипломом.

На главную

Похожие статьи:

В записи нет меток.
    



   
   


. .