Нарокко. Там, где не растут апельсины Ирина Попова Irina Popova | Фотоштаб - интернет-журнал с фотографиями

Нарокко. Там, где не растут апельсины

Ирина Попова (Irina Popova) много путешествует и через искусство фотографии размышляет о жизни. Её рассказ – глубокий синтез фотографии и мимолётных мыслей-ассоциаций. Именно такая форма повествования поможет увести ваше сознание из повседневной реальности, туда, где не растут апельсины. Далее приводим текст автора.
.


Нарокко. Там, где не растут апельсины
Нарокко – это вымышленная страна, где ничего не происходит. Где время как бы остановилось или идет по-другому. Здесь все вещи в другом измерении. Как будто ты попал в Зазеркалье. В подземный мир шаманов. Или в ад Данте, если хотите.

Нарокко. Там, где не растут апельсины
Но все имеет географическую точку. В данном случае это оказалась деревня Кцама, высоко в горах Марокко, место, откуда произрастает гашиш для половины мира.

Нарокко. Там, где не растут апельсины
Если один человек находится в “накуренном состоянии”, то реальность меняется в его голове.

Нарокко. Там, где не растут апельсины
А что с местом, где кроме наркотика, по сути, ничего больше нет, где курят его и стар и млад (я имею в виду мужчин, даже если это десятилетние мальчики, для женщин это абсолютно запрещено), где сладкий дым паленого “сена” уже не растворяется в воздухе, а стоит плотным колом, особенно вокруг многочисленных обшарпанных кафе, где сладкий запах травы доносится с дороги, когда едешь сквозь бесконечные плантации на склонах гор?

Нарокко. Там, где не растут апельсины
В таком случае меняется вся реальность, вся физическая реальность вокруг нас. Все становится другим. Время не течет ровно, а сжимается и расширяется, как заезженная пластинка. В каждой детали открывается много уровней реальности и много смыcлов, будто это послание.

Нарокко. Там, где не растут апельсины
Однажды (давно, в России) я накурилась марокканского гашиша так, что попала в нижний (черный, страшный, странный) мир и долго плутала там и могла бы совсем заблудиться и пропасть, если бы меня не откачали.

Нарокко. Там, где не растут апельсины
Мне бы хотелось показать то, что я увидела там и испытала, но туда (в это ментальное путешествие) фотоаппарат невозможно было с собой взять. А писать постфактум словами или даже рисовать красками – было бы враньем, подлогом.

Нарокко. Там, где не растут апельсины
Только фотография может рассказать о “здесь и сейчас” или “нигде и никогда” или о везде и всегда.

Нарокко. Там, где не растут апельсины
И я отправилась на поиск чего-то подобного в реальной жизни. Я могла бы с тем же успехом поехать в Афганистан или даже в понятную Киргизию. Но почему-то видилось именно Марокко (ведь гашиш тогда был марокканский). Хотелось увидеть сам корень зла.

Нарокко. Там, где не растут апельсины
Я проникла еще раз в то черное и страшное, как в фильмах, в искаженную реальность, куда, в общем-то, фотоаппарат было тоже брать категорически нельзя…

Нарокко. Там, где не растут апельсины
Через прохождение этого чистилища я действительно очистилась от того, что так долго меня тревожило, но я не бросаю лозунгов избавиться от наркотиков, я просто пытаюсь рассказать о неком странном, запредельном месте, в котором каждый увидит свое…

Возможно, вам будет интересно:
- Изгоняя Дьявола.
- Нолливуд. Герои нигерийских фильмов.

На главную

Похожие статьи:

В записи нет меток.
    



   
   


. .